Меню Закрыть

«Здравствуй, дорогая Клаву!» – так называется проект, основой которого стали фронтовые письма периода Великой Отечественной войны жителя деревни Сеп сельского учителя Семена Ивановича Тихонова своей жене Клавдии Никифоровне Мосовой. Пережившая супруга на несколько десятилетий, она бережно сохранила около ста его писем, с 1941 по 1946 годы, передав их детям и внукам, и они дошли до наших дней в удивительно хорошем состоянии, пусть со временем и пожелтела, поистрепалась на сгибах почтовых треугольников бумага, а кое-где поблекли чернила. Сегодня такое большое собрание фронтовых писем в хронологической последовательности – уже настоящая редкость. Но истинная ценность этих документальных свидетельств – в личности автора писем, молодого сельского интеллигента, страстно мечтающего о мирной жизни вместе с любимой женой и своими родными, о служении просвещению и образованию своего удмуртского народа, но волею исторических обстоятельств вынужденного защищать родину от захватчиков. Все это звучит в письмах Семена Тихонова своей дорогой Клаву – и прямо, и между строк, и на русском, и на удмуртском языке: бесконечная любовь и нежность к супруге, постоянная забота о своих родителях и родной деревне, ненависть к врагу, вера в победу, размышления о будущем.

Письма Семена Тихонова вдохновили нас на более глубокое изучение жизни удмуртской деревни довоенного, военного и послевоенного времени – той самой деревни, куда направлялись его послания с фронта и о которой он постоянно думал, где не грохотали пушки и танки, не падали под огнем врага убитые и раненые бойцы, но при этом потерь и жестокости было подчас не меньше, чем на фронте. Художественными воплощениями исследований стали выставка и иммерсивное документально-музыкальное действие «Здравствуй, дорогая Клаву!».

Выставка «Здравствуй, дорогая Клаву!», отразившая многообразие судеб, впечатлений и переживаний военной и послевоенной деревни, открылась 8 мая, накануне Дня Победы, в Сепском ЦСДК. В ее подготовке принимали участие более пятидесяти человек – из Сепа, Зуры, Игры, Нижнего Новгорода, Ижевска. Выставка была основана на документальном материале, собранном сотрудниками Сепского дома культуры и волонтерами. В течение нескольких месяцев они проводили большую исследовательскую и краеведческую работу: искали и собирали старинные фотографии и предметы быта, работали в архивах, изучая прессу военных лет, обращались к семейным архивам, записывали аудиовоспоминания очевидцев той эпохи, переводили воспоминания с удмуртского на русский язык для того, чтобы они были доступны как можно более широкой аудитории. Все это, помимо писем Семена Тихонова, можно было увидеть и услышать на выставке. В экспозиции звучали письма Семена Тихонова в исполнении сепского поэта и музыканта Алексея Лекомцева, воспоминания сепских старожилов, озвученные их родственниками… Резонанс выставки оказался необыкновенным: ее посетители не просто проникались духом эпохи, историей любви Семена и Клавдии Тихоновых, но и обращались к собственным семейным историям, особенно связанным с Великой Отечественной войной. Параллельно в социальной сети «ВКонтакте» мы открыли страничку памяти Семена Ивановича Тихонова, где публиковали его письма – и в текстовом, и в аудиоформате.

– Для меня это новый взгляд на войну, – считает научный руководитель проекта, доцент Удмуртского государственного университета, этномузыколог Вера Болдырева. – Причем, как ни удивительно, чем больше люди об этом пишут, тем, казалось бы, труднее найти свои нишу в теме Великой Отечественной войны. Но здесь, мне кажется, эта ниша была найдена. Потому что, с одной стороны, война рассматривается через призму писем, это почти такой роман в письмах. А с другой стороны, через письма мы выходим на внутридеревенские проблемы, отношения, и Великая Отечественная опять раскрывается по-новому, со всеми ее ужасами и несогласием с этими ужасами. Но жизнь есть жизнь, и люди есть люди. Они всегда очень разные, и это как раз чувствуется и в письмах, и воспоминаниях. Во время подготовки к этой выставке для меня лично война стала ближе, развернулась неожиданным ракурсом. Она стала не привычно-обобщенной, а личностной, со своими перегибами, бедами и разными характерами людей. Это та самая правда, о которой не очень принято говорить. Иногда говорят об этом в фильмах и книгах, но стараются показать лишь ужасающую правду, выворачивают всю изнанку. А «Здравствуй, дорогая Клаву!» предлагает объективный взгляд. Здесь нет оценочных категорий: мы даем возможность каждому посетителю разобраться самому и составить собственное представление о том времени.

– Выставка мне очень понравилась, – говорит ижевский художник Татьяна Фасхутдинова. – О войне говорится не в каком-то героическом ключе, а в человеческом, про простые человеческие жизни, отношения. И через письма друг к другу. Такой камерный подход мне очень близок. Мне нравится, что здесь используются документальные свидетельства, фотографии и письма. И самое ценное, что вовлечены жители этой деревни, они организуют выставку и работают с памятью своих семей. И мне понравилась экспозиция, как все сделано: и с визуальной стороны не перегружено, и технологии тут используются, есть аудиовоспроизведения писем. Здорово, что их читают родственники и жители деревни.

– Подобных выставок в России огромное количество, почти в каждом музее есть раздел, посвящённый этому периоду в жизни нашей страны, – делится своими впечатлениями блогер Нина Мусагитова. – А здесь меня что-то зацепило настолько, что я долго ходила по выставке, с волнением слушала аудиозаписи, всматривалась в фотографии, будто искала знакомые лица, читала надписи. И словно кто-то невидимый говорил мне: «Здравствуй, дорогая Нина!» Наверно, это от того, что здесь живёт любовь, что даёт силы Жить. Жить, несмотря ни на что! Жить, любить и верить.

– Меня захватили эмоции… Когда читаешь письмо – это одно. А когда письмо звучит – совсем другое. И не можешь оторваться, – говорит доктор филологических наук Татьяна Владыкина. – И очень хорошие фотографии, с разных ракурсов. Конечно, в целом уровень выставки далеко не деревенский. И то, что люди имеют возможность это видеть, воспитывает их вкус прежде всего. И письма Семена Тихонова, его высказывания… Думаешь, какого уровня был человек, какой он был интеллигент по большому счету. Его отношение к родителям, к жене, то, что он не хотел бы читать такие вещи, которые говорят о внутренних семейных неурядицах. Он настолько мудрый, житейски мудрый. Впечатляет стиль письма и этот почерк каллиграфический. Все письма дышат временем.

– Полтора часа открытия выставки для меня прошли как на одном дыхании, – признается Елена Черных, одна из сепских волонтеров нашего проекта. – Эти воспоминания, размышления тех, кто принимал участие в выставке… Будто большая семья собралась. Когда я расшифровывала письма Тихонова, меня удивило, будто бы они написаны не с войны. Он не показывает, как там тяжело – хотя, казалось бы, это фронт, там гибнут люди. А все его внимание направлено на то, чтобы поддержать Клаву. И еще мне кажется, что нынешнее поколение не умеет так любить, как любили раньше. И ждать так, как ждали раньше.

Премьера иммерсивного документально-музыкального действия с элементами театрализации «Здравствуй, дорогая Клаву!» состоялась в Сепском доме культуры 6 октября.

Начало октября для такого события мы выбрали неслучайно. Первого октября отмечается Международный день пожилых людей. А в основе проекта, помимо писем Семена Тихонова, лежат воспоминания старожилов Сепа, которыми они делятся с нами уже много лет. И в числе первых зрителей были именно они, сепские ветераны, вместе с родными и близкими наших информантов. Так же пятое октября – День учителя, профессиональный праздник Семена Ивановича Тихонова. В окопах Великой Отечественной он мечтал о том, что, вернувшись с войны, будет служить мирному делу просвещения и образования своего народа. Так и случилось: вся жизнь Семена Ивановича, кроме военных лет, посвящена народному образованию.

В иммерсивном действии не было актеров и зрителей: каждый из его участников проживал и переживал происходящее в зале, оказавшись в удмуртской деревне далеких военных лет, «трясясь» в тележке трактора на неровных дорогах, слушая письма с фронта и воспоминания очевидцев того времени, про себя или во весь голос подпевая знакомым и даже незнакомым песням, пробуя на вкус «военный» деревенский хлеб, испеченный из трав и опилок, отплясывая в танце на деревенской вечеринке «ныл брага», в отчаянии застывая от слов «Война началась» и громко радуясь счастливой вести: «Народ, война закончилась!».

Случилась та самая иммерсивность – полное погружение в материал и атмосферу происходящего, добиться которой на самом деле не так просто. Для этого недостаточно достать из сундуков мамины и бабушкины платья тех лет, старинные платки, найти настоящую керосиновую лампу, при коптящем свете которой писал свои письма любимой жене Семен Тихонов, разыскать подлинную униформу почтальона, вспомнить или разучить песни и танцы далеких лет, и даже испечь настоящий хлеб голодного времени из лебеды, крапивы и липовых опилок… Но и это – большой труд, который проделали сотрудники дома культуры вместе со своими сепскими единомышленниками и волонтерами. Так что, конечно, была и керосинка, и мамины платья в горошек и цветочек, и «модные» туфельки, и кирзовые сапоги, и теплые платки из сундуков, почти не тронутые молью, и настоящий почтальонский пиджачок, который нашелся у одной из местных жительниц. И, конечно, тот самый травяной хлеб, «рецепт» которого сепские женщины вместе с научным руководителем проекта Верой Геоленовной Болдыревой тщательно восстанавливали с помощью бабушек, переживших голодные годы Великой Отечественной.

Но настоящее погружение в материал произошло с авторами и главными «актерами» действия намного раньше – когда они читали и перечитывали, переводили в цифровой формат, набирая их за компьютером, письма Семена Ивановича Тихонова, ходили в экспедиции к сепским старожилам за воспоминаниями о военном времени и расшифровывали их, работали над выставкой «Здравствуй, дорогая Клаву!», изумленно открывая для себя незнакомые страницы истории родной деревни и своих семей, восхищаясь стойкостью и мужеством односельчан. Осталось лишь тонко и умело передать будущим зрителям весь этот богатый пласт новых знаний, эмоциональный багаж личных открытий и переживаний. Настолько завоевать их доверие, чтобы они чувствовали себя не просто зрителями, а прошли этот длинный путь погружения в материал за короткое время театрализованного действия, так же сопереживая всему происходящему. И все получилось! Режиссер Михаил Бегишев бережно провел сепскую «труппу» по театральным творческим дорожкам, вдохновив своих актеров на непривычные для них драматические решения в иммерсивном действии.

Первые зрители-участники действия были очень разные. И всех возрастов, из различных мест – Сепа, Игры, Зуры, Ижевска, Сарапула, Нижнего Новгорода… Пенсионеры, учителя, библиотекари, музыканты, художники, журналисты… Каждый в конце получил конверт с репликой одного из писем Семена Ивановича Тихонова. На память о событии – и для того, чтобы потом еще раз вчитаться, вдуматься в строки, десятки лет назад написанные этим сильным человеком любимой женщине в невероятных условиях. И в каждом действие затронуло что-то свое, личное.

– В выставке и иммерсивном действии «Здравствуй, дорогая Клаву!», мы, с одной стороны, попытались на каком-то глобальном уровне рассказать о том, как жила удмуртская деревня в военные и послевоенные годы, а, с другой стороны, на примере фотографий, предметов, писем и воспоминаний поговорить о конкретных жителях Сепа, – комментирует главные итоги проекта руководитель проекта, исполнительный директор KAMA records Александр Юминов. – Казалось бы, эта история принадлежит только Сепу, и жители совсем не воспринимают ее как дневник глобальной катастрофы, но она понятна и созвучна очень большому количеству людей вне Сепа. И она показывает, как маленькая история жизни маленькой деревни становится частью большой истории большой страны. Вот такой важный и, мне кажется, редкий процесс.

И если говорить о социальном эффекте, то это он и есть. Мне кажется, не может быть критерия оценки социальности – здесь социальности больше, а здесь меньше… Если это затрагивает людей, помогает им осознать себя и каким-то образом помочь в настоящем, то неважно, будет ли это один человек, пять, пятьдесят или пятьсот тысяч. Для меня это уже не играет роли, потому что пятьсот тысяч человек состоят из отдельных людей, из личностей. Социальный эффект – это переосмысление, а процесс переосмысления – индивидуальный. Поэтому мы и стараемся влиять на каждого отдельного человека.